О Церкви/About

Русская Православная Церковь Заграницей

Русская Православная Церковь заграницей (сокращённо РПЦЗ; другие названия Русская Зарубежная Церковь, Русская Православная Церковь за рубежо́м; англ. the Russian Orthodox Church Outside of Russia; ROCOR или англ. the Russian Orthodox Church Abroad, ROCA) – самоуправляемая часть Русской православной церкви (с 17 мая 2007 года).
Возникла в начале 1920-х годов как русская православная эмигрантская церковная организация, которая объединяла большую часть духовенства Православной Российской Церкви, оказавшегося вследствие революции 1917 года в России и гражданской войны в изгнании и эмиграции. Окончательно вышла из административного подчинения «московской церковной власти» после издания митрополитом Сергием (Страгородским) «Декларации» от 29 июля 1927 года, отвергнув «Декларацию» и провозгласив эту власть несвободной в своих решениях в условиях атеистических и политических гонений на Церковь и находящейся в порабощении у большевистского режима.
В Советском Союзе рассматривалась властями и официальной пропагандой как контрреволюционная, антисоветская монархическая «эмигрантская религиозно-политическая группировка»; в литературе Московского Патриархата до начала 2000-х часто именовалась «карловацким расколом».
17 мая 2007 в московском Храме Христа Спасителя Патриарх Московский Алексий II и Первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр подписали Акт о каноническом общении, гласящий, что «Русская Православная Церковь Заграницей <…> пребывает неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской Православной Церкви» (п. 1 Акта).
Принятые 27 июня 2008 года Архиерейским Собором РПЦ поправки к Уставу РПЦ (от 2000 года) определяют РПЦЗ как одну из самоуправляемых Церквей Московского Патриархата.

История
1919—1927 годы

В мае 1919 года в г. Ставрополе – на территории, контролировавшейся Белым движением, – было образовано Временное Высшее Церковное Управление Юго-Востока России под председательством архиепископа Новочеркасского и Донского Митрофана (Симашкевича). Впоследствии учреждение ВВЦУ было легитимизировано изданием Постановления Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 № 362 – Акта, рассматриваемого канонистами РПЦЗ в качестве основного правоустанавливающего документа.
Ранее, в ноябре 1918, Временное Высшее Церковное Управление было создано Сибирским церковным Совещанием в Томске, объединившим 13 архиереев епархий Урала и Сибири. После поражения армии Антона Ивановича Деникина на Кубани в марте 1920 года, архиепископ Митрофан остался в России, затворившись в монастыре в Старочеркасске. 2/15 октября 1920 года ВВЦУ Юга России, на тот момент находившееся уже в Симферополе, назначило управляющим западноевропейскими русскими церквами архиепископа Евлогия (Георгиевского) на правах епархиального архиерея, каковое назначение было подтверждено Указом Патриарха Тихона от 26 марта/8 апреля 1921 года («ввиду состоявшегося постановления Высшего Русского Церковного Управления заграницей») – «временно, впредь до возобновления правильных и беспрепятственных сношений означенных церквей с Петроградом» (поскольку заграничные приходы исторически находились в подчинении петербургской епархии).
К 6/19 ноября 1920 года в оккупированном тогда войсками Антанты Константинополе, под предводительством Главнокомандующего Вооружёнными силами Юга России в Крыму генерала Петра Николаевича Врангеля, прибыли и сосредоточились на Босфоре свыше 125 кораблей русского и иностранных флотов, переполненные беженцами из Крыма в числе около 150-ти тысяч. Среди них была группа архиереев во главе с митрополитом Антонием (Храповицким). По совету Севастопольского епископа Вениамина (Федченкова), 19 ноября на борту парохода «Великий князь Александр Михайлович» состоялось первое заграничное заседание ВВЦУ Юга-Востока России (в декабре того же года преобразовано в Высшее Русское Церковное Управление за границей (ВРЦУЗ)); в частности, было постановлено «снестись с Константинопольской Патриархией для выяснения канонического взаимоотношения». 2 декабря 1920 года митрополиту Антонию была направлена Грамота Синода Константинопольской Патриархии (во главе Синода стоял тогда местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Прусский Дорофей (Маммелис)), которая предоставляла «русским иерархам» право «исполнять для русских православных беженцев все, что требуется Церковью и религией для утешения и ободрения православных русских беженцев». Им разрешалось «образовать для пастырского служения временную церковную комиссию (Эпитропию) под предначальственным управлением Вселенской Патриархии для надзора и руководства общей церковной жизнью русских церковных колоний, в пределах православных стран, а также для русских воинов <…>».
Последнее заседание ВРЦУЗ в Константинополе состоялось 29 апреля (12 мая) 1921 года. В 1921, по приглашению Сербского Патриарха Димитрия (Павловича), Высшее Церковное Управление Русской православной церкви Заграницей переехало в Сербию, в Сремски Карловцы, где оставалось до эвакуации в 1944 года. Сербский Патриарх Димитрий († 1930) предоставил свою резиденцию в распоряжение русских архиереев. В Сербию ещё раньше, 5 февраля 1920 года, прибыло 5 русских архиереев, эвакуировавшихся из Новороссийска в январе 1920 года. Первое заседание ВРЦУ в Сремских Карловцах состоялось 21 июля 1921 под председательством митрополита Антония (Храповицкого).
В июле 1921 года митрополит Антоний представил Святейшему Патриарху рапорт с предложением учредить Высшее Управление Российской Церковью за границей, объединяющее все зарубежные русские приходы и епархии Московского Патриархата, включая Финляндию, прибалтийские страны, Польшу, Северную Америку, Японию и Китай, под председательством Патриаршего наместника. Испрашивалось также благословение на созыв заграничного собрания Российской Церкви. 13 октября 1921 года Святейший Патриарх Тихон, Священный Синод и Высший Церковный Совет Российской Православной Церкви признали нецелесообразным учреждение должности Патриаршего наместника «как ничем не вызываемое», Высшее Церковное Управление оставили «с прежними его полномочиями», не распространяя сферу его действия на Польшу и Прибалтику, а сообщение о предстоящем собрании приняли к сведению.
31 августа 1921 года Архиерейский Собор Сербской Церкви предоставил ВЦУ заграницей право юрисдикции над русским духовенством, не состоящим на службе в Сербской Церкви. 8-20 ноября (по юлианскому календарю) 1921 года в Сремских Карловцах состоялось Всезаграничное Русское Церковное Собрание, впоследствии переименованное в Собор (в современной литературе часто именуется Первым Всезаграничным Церковным Собором). На соборе был заслушан «Наказ Собору», приняты Обращение к воинам русской армии, Послание чадам Русской православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим, а также Послание к мировой Конференции (Генуэзской). Ряд заявлений Собора носил чисто политический характер, в частности призыв к восстановлению на российском престоле «законного православного царя из дома Романовых» и прямой призыв к мировым державам оказать помощь для вооружённого свержения режима в РСФСР.
Митрополит Евлогий (Георгиевский) вспоминал, что перед голосованием соборного «Послания чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим» велись «долгие и жаркие дебаты в продолжение двух-трёх заседаний». Сам владыка Евлогий уговаривал наиболее влиятельных монархистов – членов Собора: «Поберегите Церковь, патриарха. Заявление несвоевременно… А как мы отягчим его положение! Патриарху и так уже тяжело». Однако при голосовании 2/3 участников Собора высказались за предложенное обращение к русскому народу, 1/3 – против. 34 члена Собора, в том числе митрополит Евлогий, остались при особом мнении и подали мотивированное заявление, в котором отмечалось, что «постановка вопроса о монархии с упоминанием при том и династии носит политический характер и, как таковая, обсуждению церковного собрания не подлежит, посему мы в решении этого вопроса и голосовании не считаем возможным принять участие».
Резолюция косвенно затрагивала и патриарха, и органы ВЦУ в Москве, поскольку в положении о Карловацком Соборе прямо указывалось, что это церковное собрание во всех отношениях признает над собой полную власть Святейшего Патриарха Московского. Кроме того, все постановления Собора начинались словами: «По благословению Святейшего Патриарха Тихона», хотя на деле ни один из документов этого собрания не был послан на утверждение патриарху.
Собор образовал Высшее русское церковное управление за границей (ВРЦУ) под председательством митрополита Антония, которому было усвоено звание заместителя патриарха. ВРЦУ состояло из архиерейского Синода и Высшего Церковного Совета и претендовало на возглавление церковной жизни всего русского зарубежья.
Некоторые заявления Собора отражали настроенность его участников сопротивляться большевистской безбожной агрессии. В частности, в Послании Генуэзской конференции, отправленном по завершении Собора, содержался призыв не допускать на эту конференцию представителей советского государства. Решения и участники получившего в советской печати наименование Карловицкого Собора были подвергнуты в советской России осуждению.
3 марта (16 марта) 1922 года Патриарх Тихон официально поблагодарил сербского Патриарха Димитрия за то, что он предоставил убежище русским архиереям.
5 мая 1922 года в Москве в соединённом присутствии Священного Синода и Высшего церковного совета под председательством Патриарха Тихона было вынесено постановление, которое в виде указа Патриарха было выслано возведённому в сан митрополита Евлогию (Геогриевскому) для передачи во ВЦУЗ. Патриарший Указ гласил:
«1. Я признаю Карловацкий Собор заграничного русского духовенства и мирян не имеющим канонического значения и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской Конференции не выражающим официального голоса Русской православной церкви;
2. Ввиду того, что заграничное Русское Церковное Управление увлекается в область политического выступления, – а с другой стороны, заграничные русские приходы уже поручены попечению проживающего в Германии Преосвященного Митрополита Евлогия, Высшее Церковное Управление за границей упразднить <…>».
По ознакомлении с указом, большинство членов ВЦУЗ пришло к мнению о том, что он был подписан под давлением большевиков. В русских зарубежных приходах начался сбор подписей под обращениями к митрополиту Антонию с просьбой не уходить на покой.
Архиерейский Собор, состоявшийся 2 сентября 1922 года, решил формально исполнить волю Патриарха Тихона: Собор упразднил ВЦУЗ и образовал Временный Заграничный Священный Синод. Решение Собора гласило:
1. Во исполнение Указа его Святейшества Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея Руси и Святейшего при нём Синода от 24 апреля (5 мая) 1922 года за № 348 существующее Высшее Русское Церковное Управление упразднить;
2. Для организации новой Высшей церковной власти созвать Русский Всезаграничный Собор 21 ноября 1922 года;
3. В целях сохранения правопреемства Высшей Церковной власти образовать Временный Заграничный Архиерейский Синод РПЦ за границей с обязательным участием митрополита Евлогия, каковому Синоду и предать все права и полномочия Русского Церковного Управления за границей;
6. Об образовании Временного Архиерейского Синода довести до сведения Святейшего Патриарха Тихона и всех глав Автокефальных церквей, а также российских посланников.
13 сентября 1922 года Архиерейский Собор постановил образовать Архиерейский Синод Русской православной церкви заграницей под омофором Сербской Патриархии, что означало разрыв с юрисдикцией Константинопольской патриархии без надлежащего, с точки зрения последней, согласования с нею.
Управляющим Североамериканской епархией был назначен митрополит Платон (Рождественский) в соответствии с Указом Патриарха Тихона от 14 (27) апреля 1922.
В состав РПЦЗ вошли тогда не только епископы-эмигранты, но и те части Российской Церкви, которые оказались вне пределов бывшей Российской Республики: многочисленные приходы в Западной Европе, епархия в Америке, две епархии на Дальнем Востоке (Владивостокская и Пекинская), причём из Владивостокской епархии, до ноября 1922 года находившейся под белой властью, выделена была ещё третья дальневосточная епархия – Харбинская в Маньчжурии. Вошли в Заграничную Церковь также Православная Духовная Миссия в Палестине и приход в Тегеране.
Открывшийся 5 июня 1923 года Архиерейский Собор РПЦЗ отверг использование в литургической жизни нового стиля и иные реформы, принятые тогда на Всеправославном конгрессе в Константинополе, под председательством Константинопольского Патриарха Мелетия IV.

Разделение с Церковью в Отечестве

5 сентября 1927 году Архиерейский Собор РПЦЗ, заслушав Послание заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия и Временного Патриаршего Священного Синода от 16/29 июля 1927 года («Декларацию митрополита Сергия»), постановил: «Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить сношения с Московской церковной властью ввиду невозможности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения её безбожной советской властью, лишающей её свободы в своих волеизъявлениях и каноническом управлении Церковью».
9 мая 1928 года постановлением Временного Патриаршего Синода за № 104 «возникшее в Сремских Карловцах Высшее Управление русскими заграничными православными епархиями и общинами объявлено упразднённым, а его действия и распоряжения – не имеющими канонической силы и отменёнными. Архиереям и клирикам, подчиняющимся Управлению, предложено было (независимо от того, дадут ли они или не дадут известное обязательство в лояльности) сделать постановление о ликвидации Управления или же, по крайней мере, каждому в отдельности порвать с этим Управлением и со всей группой, возглавляемой им (п. VII). Тех, кто откажется исполнить наше постановление (опять таки „независимо от того, дано или не дано вышеназванное обязательство“), предложено „предать соборному суду как ослушников законного священноначалия и учинителей раскола, с запрещением (смотря по вине и упорству) в священнослужении впредь до суда или до раскаяния“ (VIII-в).»
На практике это распоряжение не могло иметь никаких реальных следствий.
Указом Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и при нём Патриаршего Священного Синода О Карловацкой группе от 22 июня 1934 года № 50 постановлялось:

Заграничных русских архиереев и клириков так называемой Карловацкой группы как восставших на своё законное Священноначалие и, несмотря на многолетние увещания, упорствующих в расколе предать церковному суду по обвинению в нарушении правил Святых Апостолов 31, 34, 35; Двукратного Собора 13-15 и других с устранением обвиняемых впредь до их раскаяния или до решения о них суда от церковных должностей (если таковые они занимают).
По указанным в предложении основаниям сверх того и на то же время запретить в священнослужении Преосвященных: бывшего Киевского митрополита Антония, бывшего Кишинёвского архиепископа Анастасия, бывшего Забайкальского архиепископа Мелетия, бывшего Финляндского архиепископа Серафима, бывшего Камчатского епископа Нестора, а также епископа Тихона (Лященко), епископа Тихона, возглавляющего карловчан в Америке, и епископа Виктора – в Пекине.
Предупредить православных архипастырей, клир и мирян, что входящие в молитвенное общение с раскольниками, принимающие от запрещенных Таинства и благословение подлежат по церковным правилам одинаковому с ними наказанию.
10 сентября 1934 года Архиерейский Собор в Сремских Карловцах особым постановлением отверг Указ митрополита Сергия; постановление было подписано 17 епископами, не считая подписи митрополита Антония. Вместе с тем, суд над зарубежными архиереями, о котором говорится в решении от 22 июня 1934 года, так и не состоялся.

1935—1940 годы

24 апреля 1936 года Рейхсминистерство церковных дел Германии сообщило митрополиту Антонию о решении правительства Пруссии и возможности строительства нового кафедрального собора в Берлине собор Воскресения Христова на Гогенцоллерндамм частично на средства министерства. В ответ митрополит Антоний в благодарственном письме писал министру Гансу Керлу: «В то время, когда Православная Церковь на нашей Родине подвергается беспрецедентным преследованиям, нас особенно трогает внимание Германского правительства и ваше лично, пробуждает в нас чувство глубокой благодарности германскому народу и его славному вождю Адольфу Гитлеру и побуждает нас к сердечной молитве за его и германского народа здоровье, благополучие и о Божественной Помощи во всех их делах».
В сентябре 1936 года созванное Сербским Патриахом Варнавою Совещание архиереев РПЦЗ приняло Временное Положение о Русской православной церкви заграницей, которое, в частности, учреждало Дальневосточный и Североамериканский митрополичьи округа. Североамериканский округ возглавил митрополит Феофил (Пашковский). Первая Глава Положения определяла Русскую Церковь за пределами СССР следующим образом:
Русская православная церковь заграницей, состоящая из находящихся за пределами России епархий, духовных миссий и церквей, есть неразрывная часть Российской Православной Церкви, временно существующая на автономных началах. Имя Местоблюстителя Всероссийского Патриаршего Престола Митрополита Петра всегда возносится за богослужением во всех заграничных церквах.
В конце 1936 года пришла весть (как окажется много позже, – неверная) о кончине в ГУЛАГе Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского). В Москве Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий возложил на себя звание Патриаршего Местоблюстителя. Ввиду непризнания последнего со стороны РПЦЗ, последняя связь (поминовение имени Местоблюстителя) между РПЦЗ и Патриархией обрывается, хотя в Архиерейском Синоде в течение нескольких лет рассматривали митрополита Кирилла (Смирнова), не зная о его расстреле 20 ноября 1937 года, как законного возглавителя Русской Церкви.
25 февраля 1938 года был издан декрет правительства Германии о переходе всех церковных имуществ в распоряжение Рейхсминистерства церковных дел.
Второй Всезарубежный Собор Заграничной Церкви собрался в августе 1938 года в Сремских Карловцах под председательством митрополита Анастасия (Грибановского), до того с 1924 управлявшего Русской Православной Миссией в Иерусалиме. В нём приняло участие 13 епископов (в СССР к тому времени на кафедрах оставалось не более 6—7 епископов Патриаршей церкви). Помимо рассмотрения текущих дел Собор обратился с двумя посланиями: «К русскому Народу, в Отечестве страждущему» и «К Русской пастве, в рассеянии сущей». Собор также осудил учение священника Сергия Булгакова о Софии, подтвердив прежнюю квалификацию его учения как ереси Архиерейским Собором 1935.

РПЦЗ во время Второй мировой войны

По мере успехов Германии в ходе Второй мировой войны первоиерарх РПЦЗ, митрополит Анастасий начал рассматривать возможность переноса церковного центра в Швейцарию. После занятия в апреле 1941 года Белграда германскими войсками последовали репрессии против руководства Сербской Церкви; 25 апреля Патриарх Гавриил был арестован. Отношение военной администрации в Югославии к Архиерейскому Синоду было более благожелательным.
Согласно исследованию Михаила Шкаровского, 22 июня 1941 года в покоях первоиерарха РПЦЗ, митрополита Анастасия был произведен обыск сотрудниками гестапо, в котором он слыл англофилом. Также были произведены обыски в канцелярии Архиерейского Синода и на квартире правителя дел синодальной канцелярии Григория Граббе. Митрополит Анастасий воздержался от издания какого-либо послания в связи с началом войны на территории СССР, хотя некоторая часть русских эмигрантов приветствовала начало войны между Германией и СССР, связывая с ним скорый крах большевистского режима в России. Отдельные иерархи, как то митрополит Западно-Европейский Серафим (Лукьянов) в своём послании от 22 июня 1941 года, а также Архиепископ (впоследствии Митрополит) Берлинский и Германский Серафим (Ляде), бывший этническим немцем, и некоторые другие клирики РПЦЗ поддержали «освободительный поход» вермахта против СССР, полагая коммунистический режим гораздо бо́льшим злом для России.
Несмотря на проводимую руководством Германии политику религиозного и юрисдикционного плюрализма на занятых территориях Союза ССР, отношение к РПЦЗ было недоверчивым и её деятельность на территории СССР имела крайне ограниченный характер; сам митрополит Анастасий]] находился под фактическим домашним арестом[36][38]. Тем не менее, митрополит Анастасий отправлял на оккупированные территории СССР как через берлинского иерарха Серафима, так и напрямую, собранные в Сербии антиминсы, нательные крестики, богослужебные книги.
В сентябре 1944 года Синод покинул Белград и выехал в Вену. 10 ноября служащие и члены Синода поселились в Карлсбаде. В Германии митрополит Анастасий имел несколько встреч с генералом Власовым, благословил создание Русской освободительной армии (РОА). 18 ноября 1944 года он присутствовал в Берлине на торжественном собрании, провозгласившем учреждение Комитета освобождения народов России (КОНР) и 19 ноября в берлинском соборе произнёс речь, посвящённую учреждению комитета. В связи с приближением советских войск митрополит Анастасий и сотрудники Синода при содействии генерала Власова выехали в Баварию.

РПЦЗ в 1945—1990 годы

С 1945 года руководство РПЦЗ во главе с митрополитом Анастасием находилось в Мюнхене. В структурно-организационном и иных отношениях, по окончании Второй мировой войны, РПЦЗ оказалась в кризисе вследствие признания частью зарубежного епископата Московской Патриархии в качестве законного преемника Православной Российской Церкви и перехода в юрисдикцию Московской Патриархии почти всех приходов РПЦЗ на Дальнем Востоке, а также части приходов в Западной Европе и иных регионах. Вместе с тем, паства РПЦЗ в этот период пополнилась многочисленными беженцами из оккупированных частями вермахта территорий СССР.
В 1944 – 1945 годах значительная часть приходов и клира РПЦЗ воссоединилась с Московской патриархией. В начале сентября 1945 года в Московский Патриархат перешли митрополит Евлогий с 75-ю приходами в Западной Европе и Северной Африке (Западноевропейский Экзархат), а также митрополит Серафим (Лукьянов) (около 30 приходов) – глава Западно-Европейской епархии РПЦЗ. В Югославии уже в апреле 1945 года ряд духовных лиц после покаяния был принят в Московскую патриархию. В октябре 1945 года в Московскую патриархию были приняты русские православные общины Болгарии и Маньчжурии. В том же 1945 году в Московскую патриархию перешли русские православные приходы Восточной Германии и Чехословакии.
Благодаря активным действиям митрополита Анастасия кризис РПЦЗ был успешно преодолён к маю 1946 года, когда состоялся Архиерейский Собор, на котором был воссоздан Архиерейский Синод и епископат РПЦЗ пополнили 12 русских архиереев, служивших в годы войны на контролировавшейся Германией территории СССР.
VII Собор Северо-Американской Митрополии под председательством митрополита Феофила (Пашковского), проходивший в июне-августе 1946 в Кливленде, постановил «просить Его Святейшество Патриарха Московского воссоединить нас в свое лоно… при условии сохранения нашей полной автономии». После бесплодных переговоров с посланником Московского Патриарха статус Митрополии оказался совершенно неопределённым и мог бы быть охарактеризован как фактическая самопровозглашённая автокефалия.
В 1949 году Архиерейский Синод РПЦЗ переехал в США, первоначально разместившись в Ново-Коренной пустыни в Магопаке, штат Нью-Йорк, а в 1952 году переместился в Нью-Йорк. В 1950 году митрополитом Анастасием (Гибановским) и новоизбранным главой Северо-Американской митрополии митрополитом Леонтием (Туркевичем) была предпринята попытка достичь примирения. 11 декабря в Нью-Йорке состоялась встреча Митрополитов Анастасия и Леонтия и епископата Митрополии и Русской Православной Церкви Заграницей. Несмотря на совместные усилия по утверждению братских отношений, пути Русской Зарубежной Церкви и Американской Митрополии остались обособленными.
1 ноября 1964 года в РПЦЗ была совершена канонизация Иоанна Кронштадтского, а 24 сентября 1978 года – блаженной Ксении Петербургской. Важнейшим церковно-политическим деянием РПЦЗ стала совершённая 19 октября (1 ноября) 1981 года канонизация Новомучеников и Исповедников Российских и Царственных Мучеников.

1990—2006 годы

15 мая 1990 года Архиерейский Собор РПЦЗ принял «Положение о свободных приходах», которое предполагало начало легального существования епархий и приходов РПЦЗ на территории СССР, то есть на территории, входящей в юрисдикцию Московского Патриархата.
В августе 1991 года патриарх Алексий II в Москве принял видного деятеля РПЦЗ – Г. А. Рара, передав через него иерархии РПЦЗ предложение о воссоединении Русской Церкви при сохранении полной автономии за РПЦЗ. Архиерейский собор РПЦЗ, однако, это предложение отклонил.
Вскоре после распада СССР, в январе 1992 года, Архиерейский Синод направил в Россию викария Западно-Европейской епархии РПЦЗ епископа Каннского Варнаву (Прокофьева) с поручением организовать постоянно действующее Синодальное Подворье в Москве, которое осуществляло бы власть Архиерейского Синода в России. По прибытии в Москву, по приглашению бывшего клирика Московского Патриархата Алексия Аверьянова, открыл подворье РПЦЗ в одном из корпусов бывшей Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке, принадлежавшем городской поликлинике; там же разместился неофициальный штаб Национально-патриотического фронта «Память», возглавляемого Дмитрием Васильевым, что привело к ряду скандальных ситуаций. Связь с «Памятью» нанесла огромный ущерб репутации РПЦЗ в России.
8 декабря 1992 года Архиерейский синод РПЦЗ вступил в евхаристическое общение с Румынской старостильной церковью. В 1993 году епископ Валентин (Русанцов), принятый в сане архимандрита в 1990 году из МП, с подчинёнными ему приходами выходит из РПЦЗ. В 1994 году было достигнуто примирение, но уже в начале 1995 года он уходит в раскол окончательно. Архиепископ Марк (Арндт) вынужден был признать: «…Вообще мы должны видеть, что переходы из МП к нам, большой частью не имеют идейной основы, <…> они совершаются на основе личного конфликта с правящим архиереем или какого-нибудь иного конфликта. Таким образом, мы принимаем отнюдь не лучших представителей Русской Церкви. В основном, эти люди мало, или ничего не знают о Зарубежной Церкви. И в тех случаях, когда кто-то располагает какой-либо информацией, приходится сомневаться, что он вообще в состоянии её понять в силу своей собственной лживости, лживости своего положения…»
11 июля 1994 года Архиерейский Собор РПЦЗ постановил «установить молитвенное и евхаристическое общение с греческим Старостильным Синодом Митрополита Киприана, а также с Преосвященным Фотием Триадицким, Болгарской Старостильной Православной Церкви».
Определением Архиерейского Собора от 17/30 ноября 1994 года территория России была разделена на шесть епархий, границы которых совпадали с административно-территориальными границами входивших в них областей РФ, а именно: 1. Московская епархия; 2. Санкт-Петербургская и Северо-русская епархия; 3. Суздальская и Владимирская епархия; 4. Одесская и Тамбовская епархия; 5. Черноморская и Кубанская епархия; 6. Ишимская и Сибирская епархия.
На Соборе РПЦЗ 2000 года был провозглашён курс на сближение с Московской Патриархией. Деяния Архиерейского Собора РПЦЗ вызвали протест со стороны враждебно настроенных к Московскому Патриархату членов РПЦЗ по всему миру. На имя Первоиерарха и Синода начали поступать десятки обращений от духовенства и мирян с просьбой отменить неправомерные, с их точки зрения, решения Архиерейского Собора 2000 года о начале диалога с МП.
23 октября 2001 года митрополит Виталий (Устинов), противившийся новому курсу, ушёл на покой по своей просьбе. 24 октября первоиерархом РПЦЗ был избран архиепископ Лавр (Шкурла). Митрополит Виталий участвовал в вечернем заседании Собора, заняв председательское место, поздравил архиепископа Лавра с избранием на пост Первоиерарха РПЦЗ. Планировалось его участие в настоловании новоизбранного митрополита, намеченном на 28 октября.
25 октября митрополит Виталий был увезён из здания Синода и доставлен в Преображенский мужской скит в Мансонвилле, где 27 октября от имени Виталия было распространено «Чрезвычайное заявление», в котором говорилось, что митрополит Виталий снимает подпись «о своём добровольном уходе на покой и передаче моих полномочий архиепископу Лавру».
3 ноября в Спасо-Преображенский скит в Мансонвилле прибыл лишённый сана епископ Варнава (Прокофьев), где положил начало неканонической «Русской Православной Церкви в изгнании» под формальным возглавлением митрополита Виталия, совершив хиротонию архимандрита Сергия (Киндякова) во епископа Мансонвильского, викария Канадской епархии, «в присутствии митрополита Виталия, но без его личного участия». Варнава тогда же стал заместителем митрополита Виталия. Спустя непродолжительное время были рукоположены Владимир (Целищев) (6 ноября 2001) и Варфоломей (Воробьёв) (11 ноября 2001) – «против воли и без участия митрополита Виталия». В раскольничью структуру, формально возглавляемую митрополитом Виталием перешло несколько десятков приходов РПЦЗ в России, Западной Европе, Северной и Южной Америке, выражавших тем самым протест новому курсу митрополита Русской зарубежной церкви под руководством митрополита Лавра (Шкурлы).
С 13 по 16 ноября 2001 года в Сентендре (Венгрия) состоялась конференция на тему: «История Русской Православной Церкви в XX веке», посвящённая русской церковной истории 1917-1930-х годов. Почётным председателем конференции стал сербский епископ Даниил (Крстич), ведущим конференции и организатором – протоиерей Николай Артёмов. С 13 по 16 ноябре 2002 года в Синодальной библиотеке Андреевского монастыря в Москве состоялась II конференция на ту же тематику, посвящённую истории 1930-1940-х годов.
26 декабря 2003 года Священный Синод Русской Православной Церкви образовал комиссию по диалогу с Русской Зарубежной Церковью под председательством архиепископа Корсунского Иннокентия (Васильева). В том же месяце комиссия по переговорам с Московским Патриархатом была учреждена и Архиерейским Синодом Русской Зарубежной Церкви.
21 февраля 2006 года Архиерейский Синод, рассмотрев последнее письмо митрополита Киприана (Куцумбаса) и «Синода противостоящих», в котором было объявлено, о прекращении всякого церковного общения с Русской Зарубежной Церковью в 2005 году, постановил признать общение с Синодом «противостоящих» прерванным, «что будет донесено до сведения Предстоятелей старостильных церквей Румынии и Болгарии».
С 7 по 14 мая 2006 года в Сан-Франциско состоялся IV Всезарубежный Собор, который положительно оценил уже предпринятые шаги к восстановлению единства и выразил намерение продолжить этот процесс. В мае 2006 году Архиерейский синод принял раскаявшегося в учинении раскола Варнаву (Прокофьева) в епископском сане; РПЦЗ(В) раздробилась на мелкие течения.

После Акта о каноническом общении

Часть приходов, отвергших Акт, перешли в юрисдикцию старостильных греков Синод противостоящих, «Русскую Истинно-Православную Церковь» либо РПЦЗ(В). Другая часть приходов, отвергших Акт, созвала собрание своих представителей, на котором определила состав самопровозглашенного «Временного Высшего Церковного Управления Русской православной церкви Заграницей» (ВВЦУ РПЦЗ) во главе с епископом Агафангелом (Пашковским), в связи с чем епископ Агафангел был запрещён в служении Архиерейским Синодом РПЦЗ. Не имея возможности пополнить епископат, в 2007 году епископ Агафангел обратился за помощью к греческим старостильникам, и 7-8 декабря 2007 г. совместно с епископами «Синода Противостоящих»: Аланским Георгием (Пухатэ) и Мефонским Амвросием (Байрд) – им были рукоположены два новых епископа, что привело к возникновению нового раскола в Русской Зарубежной Церкви. Осенью 2008 года на ферме Толстовского фонда единомышленниками епископа Агафангела был проведён собор, который был назван ими «Пятым Всезарубежным», и на котором епископ Агафангел был избран Первоиерархом новообразованной церковной структуры с возведением его в сан митрополита.
В интервью, опубликованном 14 мая 2008 года, нареченный Первоиерарх РПЦЗ Иларион (Капрал) признал, что между РПЦЗ и Московским Патриархатом «остаются чисто психологические вопросы и преграды. К сожалению, у некоторой части клира и паствы нет доверия к иерархам Русской православной церкви».
В октябре 2008 года митрополит Иларион отметил, что в Бразилии у РПЦЗ было 7 приходов и все они вышли из подчинения Синоду РПЦЗ после подписания Акта о каноническом общении.
В февраля 2013 года на Архиерейском Соборе Русской православной церкви Патриарх Кирилл в своём докладе отметил: «Служение Русской Зарубежной Церкви трудно переоценить. Многие приходы этой самоуправляемой части Русской Православной Церкви имеют давнюю историю и связаны с жизнью нескольких поколений людей, оказавшихся волею судеб за пределами Отечества. После подписания Акта о каноническом общении наступил новый этап в их истории. Наши соотечественники стали наполнять храмы Русской Зарубежной Церкви, становиться активными тружениками по возрождению в них церковной жизни. Мы стараемся помогать этим приходам кадрами священнослужителей и монашествующих в тех местах, где есть трудности. Сообща решаются вопросы восстановления храмов и оснащения их утварью. Особенно отрадно наблюдать совместную работу молодежи наших приходов».

Comments are closed